Возможности применения препарата Фемо-Клим в климактерическом периоде

Потупчик Т.В. к.м.н.

ФГБОУ ВО Красноярский государственный медицинский университет имени проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого МЗ РФ

 

 

Резюме. В статье описаны проявления климактерического периода у женщин и его наиболее характерный симптом – приливы. Отражены новые подходы в объяснении причины приливов. Установлено, что для нормального протекания физиологических процессов в период климакса необходимы не только эстрогены, но и достаточное количество андрогенов. Применяющийся при климаксе препарат «Фемо-Клим» оказывает комплексное разностороннее воздействие на женский организм. Он позволяет безопасно нормализовать не только уровень эстрогенов, но и концентрацию андрогенов, значительно ослабляет проявления перименопаузы — приливы, сокращая их количество и силу. Все компоненты препарата, физиологически близки организму человека и не нарушают протекающих в нем естественных процессов. Препарат «Фемо-Клим» обладает высокой эффективностью при низкой токсичности, имеет широкий спектр действия, оказывает комплексное гармонизирующее влияние на организм и относительно доступную стоимость по сравнению с синтетическими средствами.

Ключевые слова: гинекология, менопауза, климактерический синдром, Фемо-Клим, фитоэстрогены, фитоандрогены.

 

Климакс – естественное состояние женского организма, связанное с изменением гормонального фона и постепенным угасанием репродуктивной функции. Средний возраст наступления менопаузы в мире — 48,8 года, среди представительниц европеоидной расы — 51 год [50].

Согласно клиническим рекомендациям (2015) менопаузальный переход — от 45 лет (условно) до наступления менопаузы — может иметь различную продолжительность (в среднем 5 лет) и более точно определяется как период от начала вариабельности менструального цикла (т.е. стабильными различиями на более чем 7 дней при сравнении нескольких последовательных циклов) на фоне высокого уровня фолликулостимулирующего гормона и низких показателей антимюллерова гормона и количества антральных фолликулов до менопаузы. Постменопауза — период наступает после менопаузы. Перименопаузальный период — менопаузальный переход и 2 года после менопаузы [14], [21].

Угасание функций органов и систем в перименопаузе происходит из-за снижения интенсивности синтеза и секреции половых гормонов, для которых «мишенями» являются все органы и системы женского организма [9], [29]. Происходит это в результате истощения запасов фолликулярного аппарата яичников и апоптоза половых клеток со спонтанными генетическими поломками, накопленными за годы жизни [30].

Несмотря на то, что климактерический период является физиологичным, только 20% женщин не испытывают проблем в перименопаузальный период [4], [19], а более чем у 50% женщин падение продукции эстрогенов вызывает различные расстройства [24]. Выявлено, что наиболее подвержены нарушениям в климактерическом периоде жительницы городов [14].

Ранние симптомы климактерических расстройств проявляются вазомоторными и психоэмоциональными нарушениями; средневременные – характеризуются урогенитальными расстройствами, сексуальной дисфункцией, атрофическими изменениями кожи, ногтей, волос и слизистых оболочек. К поздним проявлениям климактерического периода относят  часто возникающий менопаузальный метаболический синдром (атеросклероз, артериальная гипертония, дислипидемия, инсулинорезистентность), костно-мышечные симптомы (остеопороз, остеоартрит), неврологические симптомы (снижение когнитивной функции, снижение памяти, зрения, слуха), болезнь Альцгеймера [14,15].

Однако наиболее характерным симптомом являются приливы, ими страдают от 50 до 85% женщин климактерического периода [13], [47,49]. Прилив — это кратковременный (не более 5 минут) эпизод вазодилятации области лица и шеи с обильным потоотделением. Обычно приливы начинают появляться в конце пери- и в первые годы постменопаузы [21], хотя описываются случаи и более раннего их появления — в конце репродуктивного периода [38],[41], а также более позднего исчезновения — спустя много лет после менопаузы [37]. Продолжительность приливов колеблется от нескольких минут до получаса, а частота — варьирует от нескольких раз в месяц до 5-20 эпизодов в течение суток. У 25-30% женщин приливы сопровождаются сердцебиением, повышением артериального давления, головокружением, тошнотой, чувством «страха смерти». Ночные приливы вызывают нарушение сна, что приводит к раздражительности, плаксивости и снижению работоспособности [3].

В патогенезе прилива большую роль играет изменение функционального состояния гипоталамических структур и вегетативного равновесия (центры терморегуляции, сосудодвигательный и центр продукции гонадотропин-рилизинг-гормона расположены в непосредственной близости) вследствие изменений в выработке нейротрансмиттеров, участвующих в процессе терморегуляции. У женщин с приливами повышена концентрация норадренлина и избыточное содержание серотонина в синапсах нейронов центральной нервной системы [3]. Тесная взаимосвязь также выявлена между нейронами аркуатного ядра гипоталамуса, секретирующими гонадолиберин, и преоптическими ядрами гипоталамуса, ответственными за терморегуляцию. В связи с этим не исключено, что влияние периодической импульсной секреции гонадолиберина может влиять на состояние нейронов и на процессы терморегуляции [16], [28].

Дополнительный «периферический» механизм возникновения прилива состоит в дегрануляции тучных клеток соединительной ткани, расположенной вокруг сосудов [19].

Принципиально новым подходом в объяснении причины приливов является изучение роли кальцитониноподобого пептида (КПП), который определяется в центральной и периферической нервной системе и обладает выраженным сосудорасширяющим эффектом. Основным источником пептида является место ветвления тройничного нерва. Сравнительное исследование экскреции КПП показало достоверное повышение суточной экскреции КПП с мочой у женщин с приливами по сравнению со здоровыми женщинами. Эти данные нашли свое подтверждение при суточном мониторинге женщин, у которых на фоне приливов выявлено повышение КПП и нейропептида Y [3], [28].

Исследования последних лет позволили ученым высказать предположение о том, что для нормального протекания физиологических процессов в климактерическом периоде необходимы не только эстрогены, но и достаточное количество андрогенов. Объединенное действие тестостерона с эстрогенами оказывает более мощное воздействие на организм женщины, чем влияние этих двух групп гормонов по-отдельности [11,17].

К сожалению, концентрация тестостерона в крови женщины начинает снижаться уже после 20 лет и к 40 годам составляет 50% от первоначального количества. Дефицит андрогенов вызывает сексуальные и репродуктивные нарушения, изменение настроения, проявляющиеся в повышенной тревожности, раздражительности, развитии депрессии, а также снижение костной (остеопороз) и мышечной (саркопения) массы, ожирение, нарушение познавательных функций, мочеиспускания и прочие расстройства [52].

К появлению приливов у женщин также причастен дефицит андрогенов, т.к. экспериментально установлено, что концентрация тестостерона в гипоталамусе в 10 раз превышает уровень эстрадиола. Это свидетельствует о важной роли андрогенов в терморегуляции и возникновении приливов. Дефицит тестостерона приводит к скоплению в сосудах липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), сгущению крови, сужению кровеносных сосудов. В результате повышается артериальное давление, возникают приливы жара, боль в голове, повышается риск развития заболеваний сердца и инсульта [11], [18].

Исследования R.A. Lucas (2013) показали, что прилив является не только неприятным внешним проявлением, но затрагивает и жизненно важные органы: так, в момент прилива у 76% женщин происходит резкое снижение мозгового кровотока [46].

При физиологическом снижении эстрогенов в климактерическом периоде изменяется состояние кожи: она истончается, появляются морщины, сухость и шелушение, склонность к травматизации и доброкачественным образованиям [29].

Менопаузальный генитоуринарный синдром [48] проявляется сухостью влагалища у 75% женщин, ощущениями дискомфорта или болезненности в области наружных гениталий и малого таза, возникающие в связи с половым сношением (диспареуния) – у 38% женщин, зудом, жжением и дискомфортом – у 15% женщин [30], [31]. Наиболее часто генитоуринарный синдром возникает на 4-5 году менопаузального периода (у 20-25% женщин) [2], [31], хотя может проявиться и значительно раньше [30].

В климактерическом периоде проявляются изменения со стороны мочевого пузыря и уретры: сокращение емкости мочевого пузыря; ослабление струи мочи; отсроченный позыв к мочеиспусканию; ослабление сфинктера мочевого пузыря; нарушение перфузии периуретральных венозных сплетений; истончение эпителия; дизурия, никтурия, императивные позывы к мочеиспусканию; недержание мочи; рецидивирующие инфекции [31].

Поздние симптомы климактерического периода могут иметь тяжелое течение с неблагоприятными исходами  ипредставляют значительную проблему для практического здравоохранения [14], [42].

Прежде всего — это повышение артериального давления (АД) больше чем у 50% женщин и утяжеление уже имеющейся артериальной гипертензии — у 57% [26], [44]. Патогенез артериальной гипертензии в климактерическом периоде связан с тем, что дефицит эстрогенов активирует ренин-ангиотензин-альдостероновую систему (РААС), способствуя выбросу сосудосуживающего пептида эндотелина [21].

Причиной дегенеративных изменений опорно-двигательного аппарата (артрозы, остеопения и остеопороз) в пери- и постменопаузе на фоне снижения уровня эстрогенов является старение соединительной ткани (происходит уменьшение ее эластичности и резервных возможностей восстановления) [8].

В настоящее время считается, что наступление менопаузы является прямым показанием для медикаментозной терапии [21,22], [51]. Однако при назначении средств заместительной гормональной терапии (ЗГТ) необходимо обязательно учитывать их противопоказания, которых немало. Противопоказаниями являются: кровянистые выделения из половых путей неясного генеза, рак молочной железы и эндометрия, острый гепатит, острый тромбоз глубоких вен, острая тромбоэмболия, аллергия, кожная порфирия; относительными противопоказаниями являются миома матки, эндометриоз, мигрень, венозный тромбоз и эмболия, в т.ч. в анамнезе, семейная гипертриглицеридемия, желчекаменная болезнь, эпилепсия, рак яичников, в т.ч. в анамнезе [9,14], [35].

В настоящее время для снижения проявлений в климактерическом периоде используются средства растительного происхождения: экстракты красного клевера [21,22], [25] и цицимифуги кистевидной [23], β-аланина — растительного пептида, обладающего как центральным действием, так и периферическим (блокирующим дегрануляцию тучных клеток) действием [5], [19]. Они могут снижать нейровегетативные и психоэмоциональные проявления климактерического синдрома.

Препарат при климаксе «Фемо-Клим» (компания «Парафарм») – первое в мире средство, воздействующее одновременно на оба рычага возникновения климактерических симптомов – дефицит эстрогенов и недостаток тестостерона.

В его составе присутствуют растительные компоненты – порошки из цельных растений — лидеров по содержанию фитоэстрогенов. Последние представляют собой вещества, схожие по своей структуре с 17-бета-эстрадиолом – одним из основных половых гормонов женского организма. Эти вещества связываются с рецепторами эстрадиола и активируют их. При этом фитоэстрогены действуют гораздо мягче, чем человеческие гормоны.

Фитоэстрогены оказывают положительный эффект на состояние сосудистой стенки артерий, подавляют активность костных клеток остеокластов, разбирающих старые участки костной ткани, и стимулируют развитие остеобластов, ответственных за рост костной ткани. Кроме того, фитоэстрогены способны поддерживать достаточный уровень увлажненности и упругости кожи, являются мощными антиоксидантами.

Препарат «Фемо-Клим» содержит: β-аланин (170 мг); гомогенат трутневый адсорбированный (торговая марка «HDBA органик комплекс») (100 мг); глицин (90 мг); траву клевера красного (25 мг); корни солодки голой (25 мг); листья шалфея лекарственного (25 мг); пиридоксина гидрохлорид (0,2 мг).

β-аланин является β-аминокислотой, которая синтезируется в организме человека и необходима для синтеза карнозина и пантотеновой кислоты, является агонистом глициновых рецепторов головного мозга [3,7].

Карнозин максимально концентрируется в головном мозге и в мышечной ткани, регулирует уровень внутриклеточного кальция и силу мышечных сокращений. Предполагают, что достаточное количество карнозина нормализует работу мышечного слоя сосудов и способствует нормализации терморегуляции.

Пантотеновая кислота (витамин В5) необходима для синтеза ацилкоэнзима А — центрального кофермента биохимическох процессов, вовлеченных в метаболизм белков, жиров и углеводов. Симптомы дефицита витамина В5 — астения, раздражительность, утомляемость, апатия, парестезии, спазм мышц и др. β-аланин способствует накоплению пантотеновой кислоты, вызывая стабилизацию энергетического метаболизма, что приводит к регуляции терморегуляции и уменьшению приливов.

Прямое воздействие β-аланина на глициновые рецепторы ЦНС было продемонстрировано в ряде исследований и считается основой клинического эффекта препарата в плане снижения частоты и интенсивности приливов, несмотря на то, что это воздействие β-аланина несколько слабее, чем самого глицина.

Такое комплексное воздействие (синтез пантотената и накопление карнозина, активация глициновых рецепторов), с одной стороны, способствует сохранению границ терморегуляторной зоны, а с другой — стабилизации энергетического метаболизма [3].

Гомогенат трутневый адсорбированный включен в состав препарата для устранения дефицита андрогенов при климаксе. Обладает гонадотропным действием. Организм человека использует его в качестве строительного материала для производства собственного тестостерона. Выработка андрогенов усиливается. Оказывает на организм женщины как прямое действие – через рецепторы к тестостерону, так и опосредованное – служит предшественником эстрогенов [15].

Глицин – агонист глицинового участка NMDA-рецептора глутаматергических структур. Он оптимизирует метаболические процессы в тканях мозга, оказывает седативное и антидепрессивное действие, нормализует процессы возбуждения и торможения в центральной нервной системе (ЦНС), повышает умственную работоспособность, влияет на процессы вегетативной регуляции [6]. Биологическое значение глицина обусловлено также его участием в биосинтезе белков, в частности коллагена, составляющего основу кожи, костей, хрящей, сухожилий и обеспечивающего их прочность и эластичность [32].

В литературе имеются сведения об антиоксидантном действии глицина, которое проявляется как снижением содержания продуктов перекисного окисления липидов – малонового диальдегида и диеновых конъюгатов [27], так и повышением активности антиокислительных ферментов – супероксиддисмутазы [33] и каталазы [1]. Есть также мнение, что глицин как естественный метаболит организма проявляет свойства энергогенного антигипоксанта прямого действия, уменьшая степень гипоксического повреждения дыхательной цепи [34]. Терапевтическая эффективность глицина выражается в универсальном антистрессовом действии, нормализации состояния нервной системы в период возбуждения, переутомления или общей астении (мягкое седативное действие), улучшении умственной работоспособности и памяти (ноотропное действие), антитоксическом действии при химических интоксикациях [20].

Глицин, в состав препарата, нормализует психоэмоциональное состояния женщины в период климакса, снижает агрессивность, раздражительность, интенсивность вегетососудистых проявлений, нормализует сон.

Трава клевера красного, входящая в состав препарата «Фемо-Клим»,

благодаря наличию фитоэстрогенов, перспективна для лечения болезненных проявлений климактерического синдрома [12]. Установлено, что применение травы клевера красного предупреждает развитие остеопороза у женщин климактерического периода [36]. Бразильские врачи выявили, что ежедневный 40 мг травы клевера красного (в течение года) дает значительное улучшение при климактерических симптомах и сексуальном удовлетворении у женщин — [40]. Рандомизированные, плацебо контролируемые клинические исследования показали, что 12 недельный прием экстрактов клевера достоверно уменьшает проявление симптомов климактерического синдрома — [40]. Трава клевера красного обладает антидепрессивным действием, снижает выраженность беспокойства у женщин постменопаузального возраста [45]. Мета анализ рандомизированных, плацебо контролируемых исследований показал, что экстракты клевера красного достоверно уменьшали проявление приливов при климактерическом синдроме [39].

Корни солодки голой (Radices Glycyrrizae glabra). В 1976 году ученые впервые выделили из корня солодки вещество глабридин, который как выяснилось — фитоэстроген и помогает при климаксе. Позднее был открыт еще и глабрен (изофлавен). Данные фитоэстрогены обладают антиоксидантными (охраняют клетки окислительного повреждения), противовоспалительными, нейропротекторными (защищают клетки нервной системы); антиатерогенными свойствами. Кроме того, корни солодки голой оказывают спазмолитическое действие на толстую кишку. При климактерических запорах вызывают мягкий слабительный эффект [10].

Листья шалфея лекарственного (Salvia officinalis). Лекарственное растение шалфей известно как «женская трава», («иньская трава» — в китайской медицине) и издавна применяется для борьбы с симптомами климакса. Является также естественным источником флавоноидов и полифенольных соединений (например, карнозацетиновая кислота, розмариновая кислота и кофейная кислота), обладающих сильной антиоксидантной и антибактериальной активностью.

Шалфей традиционно применяется для лечения потоотделения и менопаузальных приливов, а также для облегчения симптомов, связанных с климаксом. Эффективность шалфея лекарственного для лечения приливов во время менопаузы была доказана мультицентровыми открытыми клиническими исследованиями конце 90-х годов итальянскими учеными и в 2011 году в Швейцарии. Препарат свежего шалфея продемонстрировал клиническую ценность при лечении приливов и других симптомов менопаузы, а также высокий профиль безопасности [19].

Витамин В6 (пиридоксин) необходим для нормального функционирования центральной и периферической нервной системы, в т.ч. участвует в процессах контроля эмоционального состояния. Витамин В6 участвует в метаболизме белков, синтезе и транспортировке аминокислот, обмене липидов, выработке энергии, синтезе нейромедиаторов периферической нервной системы, а также поддерживает синтез транспортных белков в осевых цилиндрах нервных клеток. Витамин В6 способствует лучшему усвоению магния, обладает нейропротективным и анксиолитическим действием. В связи с тем, что витамин В6 оказывает благоприятное влияние на центральный синтез серотонина и ГАМК — нейротрансмиттеров, которые отвечают за контроль настроения, он может способствовать улучшению настроения. Благоприятно воздействует на центральную и периферическую нервную систему, способствует повышению умственной и физической работоспособности [43].

Сохранить растительные аналоги человеческих половых гормонов при переработке сырья чрезвычайно сложно: большая их часть разрушается при нагревании и очищении от примесей. Однако создателям препарата «Фемо-Клим» удалось это сделать, благодаря применению новейшей технологии криообработки.

Криообработка (криоизмельчение) – это революционная технология, которая была разработана в ФГБНУ ВИЛАР (Всероссийский институт лекарственных и ароматических растений). Суть этого открытия заключается в том, что на стадии измельчения растительного сырья и удаления влаги применяется сверхнизкая температура (-170 градусов Цельсия). Такой способ обработки сырья дает возможность остановить процессы окисления и агрегации. Кроме того так освобождаются основные биологически активные вещества, которые связаны с белковыми молекулами и в результате происходит лучшее усвоение компонентов препарата [13].

Препарат «Фемо-Клим» выпускается в таблетках. Из побочных действий может вызвать аллергическую реакцию. Противопоказан при индивидуальной непереносимости компонентов, беременности, лактации.

Таким образом, препарат при климаксе «Фемо-Клим» оказывает комплексное разностороннее воздействие на женский организм в сложный для него период. Он позволяет безопасно нормализовать не только уровень эстрогенов, но и концентрацию андрогенов, значительно ослабляет даже самые тяжелые проявления перименопаузы – приливы, сокращая их количество и силу. Все компоненты, входящие в состав препарата, физиологически близки организму человека и не нарушают его естественных процессов. Препарат «Фемо-Клим» обладает рядом положительных свойств. Это — высокая эффективность при низкой токсичности, широкий спектр действия, комплексное гармонизирующее влияние на организм и доступная стоимость в сравнении с синтетическими средствами.

Литература

  1. Абдувалиев А.А., Зохидов Ж.М., Нишантаев М.К. Каримова Ш.Ф.1, Алимходжаева Н.Т. Влияние глицина на активность каталазы в динамике экспериментального инфаркта миокарда // Успехи современного естествознания. 2013;9:11. [Abduvaliev A.A., Zohid, J.M., Nishanthi M.K. Karimov, Sh.F. 1, Alimkhodjaeva N.T. effectum glycine in actione catalase in dynamica nibh myocardial infarctus // Rebus moderni naturalis scientia. 2013;9:11. (in Russ)].
  2. Аполихина И.А., Сычева Е.Г. Коррекция эстроген-дефицитных состояний у женщин с урогенитальными расстройствами // Акушерство и гинекология. 2015;4:1-5. [Apolikhina I.A., Sycheva, E.G. Disciplinam estrogen-deficiens Civitas in mulieribus cum urogenital perturbationes // Obstetrics et gynecology. 2015;4:1-5. (in Russ)].
  3. Громова О.А., Торшин И.Ю., Лиманов О.А., Никонов А.А. Патофизиология вегетативно-сосудистых пароксизмов (приливы) в период менопаузы у женщин и механизмы воздействия бета-аланина. Новая клинико-фармакологическая концепция // Гинекология. 2010;12(2):29-36. [Gromova O.A., Torshin I.Yu., Estuaries, O.A., Nikonov A.A. Pathophysiology de autonomic-vascularium paroxysms (calidum fulguris) in menopausalis mulieres et machinationes actionem R-alanine. New orci et pharmacological conceptus // Gynecology. 2010;12(2):29-36. (in Russ)].
  4. Дворянский С.А., Емельянова Д.И., Яговкина Н.В. Климактерический синдром: современное состояние вопроса // Вятский медицинский вестник. 2017;1(53):7-15. [Dvoryansky S.A., Yemelyanova D.I., Yagovkina N.V. Menopausalis syndrome: current status quaestio // Vyatka medicinae Acta. 2017;1(53):7-15. (in Russ)].
  5. Евтушенко И.Д., Петров И.А., Петрова М.С., Ткачев В.Н., Кисляк С.В. Применение бета-аланина для терапии дефицита эстрогенов при хирургической менопаузе // Акушерство и гинекология. 2014;4:97-9. [Evtushenko I.D., Petrov A.I., Petrova M.S., Tkachev V.N., Kislyak S.V. Applicationem beta-alanine curatio estrogen defectus in chirurgicam menopause // Obstetrics et gynecology. 2014;4:97-9. (in Russ)].
  6. Зайцева О.И., Терещенко В.П., Прахин Е.И., Эверт Л.С., Нягашкина Е.И., Демко Ф.Ф., Макарова М.В., Бороздун С.В. Особенности формирования вегетативного гомеостаза у детей школьного возраста в различных регионах Сибири // Успехи современного естествознания. 2005;4:13–6. [Zaitseva O. I., Tereshchenko V. P., Prakhin E. I., Evert L. S., Nagishkina E. I., Demko F. F., Makarov M. V., Boraston S. V., tamquam ex formatione vegetative homeostasis in filios schola aetate in variis regionibus Siberia // progreditur in current Scientiarum naturalium. 2005;4:13-6. (in Russ)].
  7. Зароченцева Н.В., Джиджихия Л.К. Возможности применения клималанина при вазомоторных пароксизмах у женщин в климактерическом периоде // Российский вестник акушера-гинеколога. 2012; 3: 92-97. [Zarochentseva N.V. Jijihiya L.K. possibilitatem applicandi Klimashkina cum VASO-motor paroxysms in mulieribus in menopause // Russian Bulletin de obstetrician-gynecologist. 2012;3:92-7. (in Russ)].
  8. Зильберберг Н.В., Бриль Ю.А. Механизмы возрастных изменений кожи и возможности их коррекции посредством пероральных контрацептивов, содержащих хлормадинона ацетат // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;2(25):112-7.
  9. Иловайская И.А., Войташевский К.В. Менопаузальная гормональная терапия: возможности и риски // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;5(28):80-6. [Ilovaiskaya I.A., Wojtaszewski K.V. Menopausalis hormone therapy: occasiones et pericula // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2015;5(28):80-6. (in Russ)].
  10. Как солодка помогает при климаксе: фитоэстрогены солодки [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://43simptomaklimaksa.ru/travy-i-bady/solodka-fitoestrogeny
  11. Калинченко С.Ю., Апетов С.С. Роль андрогенов у женщин: что мы знаем? // Лечащий врач. 2010;8:78-83. [Kalinchenko S.Y., Ipatov S.S. Munus androgens in mulieribus: quid nos scire? // Medicus. 2010;8:78-83. (in Russ)].
  12. Кароматов И. Д., Абдулхаков И.У. Клевер луговой применение в медицине (обзор литературы) // Биология и интегративная медицина. 2016;5:95-109. [Karomatov I.D., Abdulhakov I.U. rubrum Trifolium usum in medicina (review of literature) // Biology et integrative medicina. 2016;5:95-109. (in Russ)].
  13. Криообработка — революционный способ получения лекарственных средств и БАД [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://leveton.su/krioobrabotka/
  14. Менопаузальная гормональная терапия и сохранение здоровья женщин зрелого возраста: Клинические рекомендации (протокол лечения). М.: ФГБУ НЦГАиП, 2015. [Menopausalis hormone justo et tuendae salutis Mature women: Fusce commendatione (curatio protocols). M.:FGBU NCGAiP, 2015. (in Russ)].
  15. Овсянникова Т.В., Макаров И.О., Куликов И.А. Клиническая эффективность негормональных методов терапии у женщин в перименопаузе // Акушерство, гинекология, репродукция. 2013;7(3):26-9. [Ovsyannikova T.V., Makarov I.A., Kulikov I.A. Orci efficacia non-hormonal therapies in mulieribus in perimenopausal mulieres // Obstetrics, gynecology, reproduction. 2013;7(3):26-9. (in Russ)].
  16. Одинцова Г.В., Королева Н.Ю., Чугунова А.А., Сайкова Л.А. Эпидемиология возраста дебюта женской эпилепсии // Эпилепсия и пароксизмальные состояния. 2011;3:29-32. [Odintsova G.V., Koroleva N.Yu., Chugunova A.A., Saikova L.A. Epidemiology feminam aetate debut de comitialibus // Comitialibus et paroxysmal Civitas. 2011;3:29-32. (in Russ)].
  17. Петрова Е., Елистратов Д. Терапевтическая коррекция эректильной дисфункции и тревожно-депрессивных расстройств у пациентов с артериальной гипертензией // Врач. 2016;4:78-82. [Petrova E.V., Elistratov D.G. Medicinales correctione praesent et sollicitus-depressive perturbationes in patientibus arteriarum hypertension // Medicus. 2016;4:78-82. (in Russ)].
  18. Петрова Е., Калистратов В., Полубояринов П., Струков В., Прохоров М., Елистратов Д. Применяемый при климаксе препарат Фемо-Клим – лучшее негормональное решение гормональных проблем // Врач. 2019;2:46-9. [Petrova E., Kalistratov V., Poluboyarinov P., Strukov V., Prokhorov M., Elistratov D. Usus est in menopause Articulis medicamento-Klim est optimus nouita-hormonal solutio ad hormonal quaestiones Medicus. 2019;2:46-9. (in Russ)]. DOI:org/10.29296/25877305-2019-01-08
  19. Плаксина Н.Д., Симоновская Х.Ю. Возможности негормональной коррекции вазомоторных пароксизмов в постменопаузе // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2014;(19):60-5. [Plaksina N.D., Simonovsky, H.Y. [Facultates non-hormonal correctione vasomotor paroxysms in postmenopausal mulieres // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2014;(19):60-5. (in Russ)].
  20. Потупчик Т., Веселова О., Эверт Л., Нарциссов Я., Гацких И., Брюханова И., Анисимова М. Спектр фармакологических эффектов глицина. Врач. 2015;12:14-7. [Potupchik T., Veselov A., Evert L., Narcissus J., Gatski I., bryukhanova, I., Anisimova M. Placerat pharmacological effectus glycine. Medicus. 2015;12:14-7 (in Russ)].
  21. Радзинский В.Е., Добрецова Т.А. Менопауза как механизм женского старения. Фитоэстрогены — разведка боем // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;2 (25):51-8. [Радзинский В.Е., Добрецова Т.А. Менопауза как механизм женского старения. Фитоэстрогены — разведка боем // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;2 (25):51-8. (in Russ)].
  22. Радзинский В.Е., Добрецова Т.А., Рыжова Т.Е. Биологическая роль менопаузального перехода и терапевтические возможности фитоэстрогенов // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;4(27).77-82. [Radzinsky V.E., Dobretsov, T.A., Ryzhova T.E. Vicibus munus menopausalis transitus et medicinales potentia phytoestrogens // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2015;4(27).77-82. (in Russ)].
  23. Рафаэлян И.В., Балан В.Е., Юсупова И.У. Оценка эффективности и безопасности длительного применения экстракта Cicimifuga racemosa в терапии больных с климактерическим синдромом // Российский вестник акушера-гинеколога. 2009;3:86-90. [Rafaelian I.V., Balan V.E., Yusupova, I.U. aestimatio efficacia et salutem diuturna usum extractum Cicimifuga racemosa curatio aegros cum climacteric syndrome // Russian Bulletin de obstetrician-gynecologist. 2009;3:86-90. (in Russ)].
  24. Сметник В.П. Заместительная гормонотерапия в климактерии // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2011;(5):50-54.
  25. Татарова Н.А. Минимизация побочных эффектов медикаментозной менопаузы как путь повышения комплаентности при лечении женщин с эндометриозом // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;4(27):111-5. [Tatarova N.А. Ad minimize parte effectus medicinae menopause ut via melius obsequio in curatione mulierum cum endometriosis // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2015;4(27):111-5. (in Russ)].
  26. Татарова Н.А., Линде В.А., Жидкова Е.В., Сохадзе Х.С. Негормональная коррекция климактерических расстройств в пери- и постменопаузе // Эффективная фармакотерапия в акушерстве и гинекологии. 2009;17:12-5. [Tatarova N.A. Linde V.A., Zhidkova E.V., Sokhadze H.S. non-Hormonal correctione menopausalis perturbationes in peri — et postmenopausal mulieres // Efficax pharmacotherapy in obstetrics et gynecology. 2009;17:12-5. (in Russ)].
  27. Тоньшин А.Л., Лобышева Н.И., Ягужинский Л.С. Безгина Е.Н., Мошков Д.А., Нарциссов Я.Р. Влияние тормозного нейромедиатора глицина на медленные деструктивные процессы в срезах коры больших полушарий головного мозга при аноксии // Биохимия. 2007;72(5):631–41. [Tonshin A.L., Lobysheva N.I. Yaguzhinskii L.S., Bezgina E.N., Moshkov D.A. Narcissov J. R. Influentia inhibitory neurotransmitter glycine in tardus perniciosa processus in crustae cerebri cortex cerebri in anoxia // Biochemistry. 2007; 72 (5): 631-41 (in Russ)].
  28. Торшин И.Ю., Громова О.А., Лиманова О.А. Быстрый эффект клималанина (бета-аланина) при приливах: сравнительное исследование взаимодействий бета-аланина, таурина и глицина с глициновыми рецепторами // Гинекология. 2012;2:25-29. [Torshin I. Y., Gromova O. A., O. A. Limanowa Ieiunium effectum clymenia (beta-alanine) ad altum aestus: a comparative studio interactions beta-alanine, taurine, et glycine, cum glycine receptores, // Gynaecologia. 2012;2:25-29. (in Russ)].
  29. Хамошина М.Б., Роговская С.И., Наумчик Г.А. Актуальные возможности фармакологии в профилактике возрастных нарушений // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2014;1(18):75-81. [Khamoshina M.B., Rogovskaya S.I., Naumchik G.A. sursum-ut-balanus in pharmacologicae ne aetas-related morbis // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2014;1(18):75-81. (in Russ)].
  30. Шестакова И.Г., Беттихер О.А., Алеев И.А. Урогенитальная атрофия как следствие дефицита эстрогенов: излечима и предотвратима // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015;5(28):52-9. [Shestakova I.G., Betticher O A., Aleev I.A. Urogenital atrophia consequens estrogen defectus: a treatable et adipiscing // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2015;5(28):52-9. (in Russ)].
  31. Шестакова И.Г., Симоновская Х.Ю. Микронизированный эстриол для местного применения: катализатор качества жизни в постменопаузе // StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015; 2(25):78-84. [Shestakova I.G., Simonovskаyа H.Y. Micronized estriol pro loci usus: a catalyst enim et vitae qualitas in postmenopausal mulieres // StatusPraesens. Gynaecologia. Midwifery. Steriles matrimonium. 2015; 2(25):78-84. (in Russ)].
  32. Эверт Л.С., Бороздун С.В., Боброва Е.И., Паничева Е.С., Кузнецов В.С., Качин С.В. Диагностика дисплазии соединительной ткани с использованием биомаркеров // Журнал Сибирского федерального университета. Химия. 2009;4:(2):385–90. [Evert L. S., Boraston S. V., Bobrova E. I., Panicheva E. S., Kuznetsov S. V., Kachin S. V. Diagnostics de nota textus dysplasia usus biomarkers // Acta Siberian Foederati Universitatis. Chemica. 2009;4:(2):385-90. (in Russ)].
  33. Юлдашов С.И., Юлдашев Н.М., Алимходжаева Н.Т., Каримова Ш.Ф. Активность супероксиддисмутазы в динамике экспериментального инфаркта миокарда и на фоне лечения глицином // Успехи современного естествознания. 2013;9:75–6. [Yuldashev S I., Yuldashev N.M. Alimkhodjaeva N.T., Karimovа S. F. superoxide dismutase Actio in dynamica nibh myocardial infarctus in in background de curatio, cum glycine // Rebus moderni naturalis scientia. 2013;9: 75-6 (in Russ)].
  34. Яковлева Е.В. Влияние глицина на психоэмоциональные и вегетативные нарушения у больных ревматоидным артритом // Рецепт. 2006;2:103–9. [Yakovleva E.V. Influentia glycine in psycho-motus et vegetative perturbationes in patientibus rheumatoid arthritis // Consequat. 2006;2:103-9 (in Russ)].
  35. Buhling K.J., Daniels B.V., Studnitz F.S. Eulenburg C., Mueck A.O. The use of complementary and alternative medicine by women transitioning through menopause in Germany: results of a survey of women aged 45-60 years // Complement. Ther. Med. 2014;22(1):94-8. DOI:10.1016/j.ctim.2013.12.004
  36. Cegiela U., Folwarczna J., Pytlik M., Zgorka G. Effects of Extracts from Trifolium medium L. and Trifolium pratense L. on Development of Estrogen Deficiency-Induced Osteoporosis in Rats — Evid. Based Complement. Alternat. Med. 2012;2012:921684. DOI:10.1155/2012/921684.
  37. Freeman E.W., Sammel M.D., Lin H., Liu Z., Gracia C.R. Duration of menopausal hot flushes and associated risk factors // Obstet. Gynecol. 2011;117:1095-1104.
  38. Gartoulla P., Islam M.R., Bell R.J., Davis S.R. Prevalence of menopausal symptoms in Australian women at midlife: a systematic review // Climacteric. 2014;17:529-39. DOI:10.3109/13697137.2013.865721
  39. Gartoulla P., Han M.M. Red clover extract for alleviating hot flushes in postmenopausal women: a meta-analysis // Maturitas 2014;79(1):58-64. DOI: 10.1016/j.maturitas.2014.06.018.
  40. Giorno C., Fonseca A.M., Bagnoli V.R., Assis J.S., Soares J.M. Jr., Baracat E.C. Effects of Trifolium pratense on the climacteric and sexual symptoms in postmenopause women // Rev. Assoc. Med. Bras. 2010;56(5):558-62.
  41. Gjelsvik B., Rosvold E.O., Straand J., Dalen I., Hunskaar S..Symptom prevalence during menopause and factors associated with symptoms and menopausal age. Results of Norwegian Hordaland Womens Cohort study // Maturitas. 2011;70:383-90. DOI:10.1016/j.maturitas.2011.09.011
  42. Gold P.H., Machado-Vieira R., Pavlatou M.G. Clinical and Biochemical Manifestations of Depression: Relation to the Neurobiology of Stress // Neural Plasticity. 2015;2015:581976. DOI:10.1155/2015/581976
  43. Hellmann H., Mooney S. Vitamin B6: A Molecule for Human Health? // Molecules. 2010;15:442–59. DOI: org/10.3390/molecules15010442
  44. Hidreth K.L., Kohrt W.M., Moreau K.L. Oxidative stress contributes to large elastic arterial stiffening across the stages of the menopausal transition // Menopause. 2014;21:624-32. DOI: 10.1097/GME.0000000000000116
  45. Lipovac M., Chedraui P., Gruenhut C., Gocan A., Stammler M., Imhof M. Improvement of post-menopausal depressive and anxiety symptoms after treatment with isoflavones derived from red clover extracts // Maturitas. 2010;65(3):258-61. DOI:org/10.1016/j.maturitas.2009.10.014
  46. Lucas R.A., Ganio M.S., Pearson J., Crandall C.G. Brain blood flow and cardiovascular responses to hot flashes in postmenopause women // Menopause. 2013;20(3):299-304. DOI: 10.1097/gme.0b013e31826e45f0
  47. Pines A. Vasomotor symptoms and cardiovascular disease risk // Climacteric. 2011;14:535-6.
  48. Portman D.J., Gass L.S.M. Genitourinary syndrome of menopause: new terminology for vulvaginal atrophy from the International Society for the Study of Womens Sexual Health and The North American Menopause Society // Menopause. 2014;21(10):1063-8. DOI: 10.1097/gme.0000000000000329
  49. Raus K. Выступление на конференции «Pres-2011-Gynecology and Urology. Phytoneering research and experience summit». Майорка, 2011.
  50. Schoenaker D.A., Jackson С.А., Rowlands J.V., Mishra G.D. Socioeconomic position, lifestyle factors and age at natural menopause: a systematicreview and meta-analyses of studies across six continents // Int. J. Epidemol. 2014;43:1542-62. doi.org/10.1093/ije/dyu094
  51. Sturdee D.W., Pines A. Updated IMS recommendations on postmenopausal hormone therapy and preventive strategies for midlife health Group // Climacteric. 2011;14:302-20. DOI:10.3109/13697137.2011.570590
  52. Zumoff B., Strain G.W., Miller L.K., Rosner W Twenty-four-hour mean plasma testosterone concentration declines with age in normal premenopausal women // J. Clin. Endocrinol. Metab. 1995;80:1429-30.

 

Потупчик_Фемо-Клим