Консультации по горячей линии 8-800-200-58-98

ЛИНЕЙКИ ПРОДУКЦИИ

Актуальные проблемы диагностики и лечения остеопороза

В. И. Струков, А. И. Кислов, Д. Г. Елистратов, О.В. Струкова‐Джонс

ГБОУ ДПОПИУВ Минздрава России, г.Пенза

ООО «Парафарм», г. Пенза

Медицинский Центр Менсфилда Fort Worth, TX, USA

Актуальные вопросы диагностики, лечения и реабилитации больных, 2016

 

 

Костная  ткань  является  динамической  системой,  в  которой  на  протяжении  всей  жизни  человека  происходят  противоположные,  но  взаимосвязанные процессы  деградации  и  созидания,  объединяемые  термином  «ремоделирование».  Сопряженность  костного  ремоделирования  обеспечивает  замещение устаревшей костной ткани, поддержание прочности, заживление микропереломов,  адаптацию  к  нагрузкам,  регуляцию  гомеостаза  кальция.  Нарушение  процессов ремоделирования является главной причиной остеопороза. По ВОЗ золотым  стандартом  в  диагностике  остеопороза  является  рентгеновская  абсорбциометрия с определением минеральной плотности кости (МПК) от – 2,5 СО и менее. Однако только по МПК не всегда можно правильно поставить диагноз и оценить эффективность остеопротектора в лечения. Поэтому, для более точной диагностики ОП нами предложена TBS шкала для костей предплечья (патенты №  2013660284,  №  2497533)  для  остеометров  DТX-100  или  DTX-200,  что  доступнее и дешевле, чем ТВС для тел позвонков.

Цели работы – разработка более точных критериев диагностики остеопороза,  критериев  эффективности  остеопротекторов;  разработка  и  внедрение  в практическое здравоохранение отечественного, импортозамещающего препарата в лечении ОП у женщин.

Объект  и  методы  исследования:  обследовано  97  женщин  в  возрасте  49–87 лет с андрогенным дефицитом; с МПК менее – 2,5 СО и наличием полостных образований в трабекулярных отделах костей. Исследование проводилось рентгенабсорбционным методом на аппарате «Остеометр DTX-100», позволяющим одновременно определять не только МПК, но и морфометрические показатели (полости, отложение солей в мягких тканях). Обследование включало объективный осмотр, общеклиническое, лабораторное, определение гормонального статуса (тестостерона) иммунохемилюминесцентным методом.

Тяжесть остеопороза оценивали по классификации ВОЗ плюс по разработанной нами компьютерной программе (TBS – шкалы). На языке программирования Delphi проводился численный анализ изображений, вычисление площади интересуемых цветовых зон или полостей, анализ их динамики путем подсчета количества  соответствующих  пикселей,  площади  зон  поражения  до  и  после проведенного лечения (главный критерий).

Пациентки  были  распределены  в  две  сравнимые  группы  по  возрасту  и тяжести  заболевания.  В  1-й  группе  (52  женщин)  получали  отечественный остеопротектор – «Остеомед форте», полученный нами и запатентованный на основе трутневого расплода перорально (в 1 таблетке цитрат Са 500 мг, трутневый расплод 100 мг, витамин D 3  500 МЕ) по 1 таблетке утром и на ночь, трехмесячными курсами 3 раза в год с месячными перерывами.

Во  2-й  группе  сравнения  (45  женщин)  получали  аналогичный  препарат, но без трутневого расплода, содержащий витамин D 3  500 МЕ в 1 таблетке, Cа 0,5 г 2 раза в день такими же курсами, как и в 1-й группе.

Статистический  анализ  полученных  данных  выполнялся  с  помощью  пакета  программ  StatSoft  для  Windows  XP.  Количественные  признаки  описывались средними и среднеквадратическими отклонениями (M±m). Различия считались статистически значимыми при р < 0,05.

Результаты и их обсуждение. Через 10 месяцев после завершения лечения в 1-й группе женщин, получавших отечественный препарат, отмечен положительный  клинический  эффект:  у  27  (54±8 %)  уменьшились  размеры  полостей; у 25 (48±7 %) закрытие полостей. Во 2-й группе без трутневого расплода закрытие  и  уменьшение  полостей  были  только  у  17  (38±8 %)  женщин,  при сравнении результатов с 1-й группой р < 0,05. Большая эффективность в лечении  остеопороза  можно  объяснить  содержанием  в  этом  препарате  гормонов трутней – субстрат для синтеза в организме пациенток собственных гормонов. В пользу этого свидетельствует анализ гормональных показателей, при котором выявлено,  что  концентрация  общего  тестостерона  у  женщин  обследован- ных  групп  до  лечения  составляла:  в  1-й  группе  –  1,1±0,4  нмоль/л;  во  2-й  –  1,2±0,5 нмоль/л (р > 0,05). После лечения через 10 мес в первой группе отмечалось  повышение  концентрации  общего  тестостерона  в  сыворотке  крови  с 1,2±0,4 до 2,3±0,6 нмоль/л (р < 0,05). Во 2-й группе положительных сдвигов  в содержании тестостерона не отмечалось.

При анализе материала выявлено, что при определении как тяжести остеопороза, его динамики и оценки эффективности препаратов в его лечении важно учитывать качественный критерий по морфологии остеопорозных проявлений, а именно: определении полостных образований в трабекулярных и кортикальных  отделах  костей.  Без  учета  морфометрических  проявлений  остеопороза определение тяжести заболевания и эффективности того или иного препарата делать затруднительно или невозможно. Например, пациентке Е. был назначен препарат «Кальций Dз». Результаты терапии через 12 месяцев: минерализация увеличилась с –3,3 до –2,4 СО (с остеопороза до остеопении III степени), а полостные образования увеличились. Поэтому если делать оценку эффективности лечения по МПК, то результат терапии можно оценить как  положительный и, следовательно, об эффективности этого препарата, возможности снижение его

дозы, сокращения длительности курсов лечения и т.д. Если же проводить оценку динамики заболевания и эффективности препарата «Кальций Dз» в лечении остеопороза на аппарате, DTX 100, (или DTX 200 но с программой TBS шкалы,  который  в  этих  случаях  «видит»  полости  и  одновременно  определяет  минеральную  плотность  костей),  то  заключение  при  таких  показаниях  остеометра, но при увеличении размеров полостных образований, будет совершенно другим – препарат не эффективен, нарастание тяжести остеопороза, на фоне некоторого улучшения минерализации костей.

Морфометрические  исследования  у  пациентов  с  остеопорозом  можно проводить  и  на  других  более  дорогих  остеометрах  типа  Golojik  и  др.  Но  для этого  этим  аппаратом  необходимо  приобрести  специальную  программу  TBS шкалу,  7000  долл.  что  очень  дорого.  Поэтому  нами  разработана  собственная компьютерная программа TBS шкала для остеометров DTX 200, позволяющая обойтись без импортных технологий (АС 2013660284, Патент 2497533).

Таким  образом,  для  улучшения  диагностики  остеопороза  необходимо внедрение  современных  аппаратов,  позволяющих  морфометрические  исследования. Диагностика остеопороза только по количественному показателю МПКТ увеличивает  частоту  неточности  в  диагностике  и,  следовательно,  в  лечении. Учет морфометрических проявлений остеопороза, (наличие полостных образований в трабекулярных отделах костей) являются важным критерием как в диагностике остеопороза, так и в определении эффективности применяемого препарата.  Использование  трутневого  расплода  («Остеомед  форте»)  содействует нормализации гормонального статуса у пациенток с остеопорозом и тем самым, повышает эффективность лечения. Проводящиеся сейчас исследования в ПИУВе сфокусированы на изучении возможностей различных остеопротекторов закрывать полостные образования

 

Список литературы

  1. Сметник, В.  П.  Постменопаузальный  остеопороз:  принципы  заместительной гормональной терапии / В. П. Сметник // Остеопороз и остеопатии. – 1998. – № 2. – С. 44.
  2. Струков, В. И. Известные и новые технологии в лечении и профилактике остеопороза :  метод.  рекомендации  /  В.  И.  Струков,  Д.  Г.  Елистратов. – Пенза, 2012. – С. 46.
  3. Струков, В. И. Остеомед-форте – новый эффективный препарат в лечении постменопаузального остеопороза / В. И. Струков, Д. Г. Елистратов, Ю. Г. Катюшина // Академический журнал Западной Сибири. – 2012. – № 6. – С. 6.
  4. Струков, В. И. Эффективный регулятор минеральной плотности костей и закрытия полостных  образований  при  лечении  пресенильного  и  сенильного остеопороза / В. И. Струков, Ю. Г. Катюшина, О. В. Филиппова // Поликлиника. – 2013. – № 1(1). – C. 90–91.

 

 

Актуальные проблемы диагностики и лечения остеопороза