ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИТОТЕРАПИЯ

Ежеквартальный международный научно-практический журнал № 2  2018 г.

Издается с августа 1997 г.

Учредитель: Институт фитотерапии

Главный редактор – д.м.н. профессор, акад. РАЕН, Корсун В.Ф.

Зам. главного редактора – профессор, акад. МААНОИ, Погорельская Л.В.

Зав. редакцией – д. м. н.  Корсун Е.В.; E-mail: korsun_е @ mail. ru

Редакционный совет:

Проф., акад. НАН РК. Адекенов С.М. (Караганда), проф., акад. РАЕН Буркова В.Н. (Томск),
к.х.н. Гаджиев М.И.(Махачкала), Зюзгина В. Д. (Казань), к.б.н. М. Мартиросян (США);
проф. Николаев С. М. (Улан-Удэ), проф. Ю.Н. Нуралиев (Душанбе), Р. Пуёно (Тегеран),
акад. НАН РК, проф. Рахимов К.Д.(Алматы), акад. МАН Соколов С. Я. (Прага);
к.м.н. М. Тохири (Душанбе); Огренич Н.А. (Беларусь)

Адрес редакции: 117647, Москва, ул. Профсоюзная 123-А., к.2.

Тел./факс.8(495)  427-5797; тм. 8.916.292.4237.

E-mail: korsun_vf @ mail. ru;         www.fitokor.ru.

ISBN 5-88010-096-0

 

©Институт фитотерапии, 2018

 

Обзоры. Краткие сообщения, рецензии

 Элементы фитотерапии в оказании медицинской помощи раненым на полях первой мировой войны

Корсун Е.В., Корсун В.Ф. Институт фитотерапии, Российский университет дружбы народов, Москва.

 

Ключевые слова: история медицины, фитотерапия, обработка ран, эфирные масла, ароматерапия, первая мировая война, Гаттефоссе.

Аннотация. На примере России и Франции показано применение фитотерапии в лечении ран и соматических заболеваний солдат во время первой мировой войны.

В 2018 г. весь мир вспоминает 100-летие окончания Первой мировой войны 1914-1918 гг. Это событие коснулось и исторической, и медицинской общественности. Так, под эгидой Российского исторического общества в Москве 4–5 апреля 2018 г. прошла Международная конференция «Первая мировая война и российско-турецкие отношения в начале ХХ в.», 16-17 мая 2018 года на базе «Военно-воздушной академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (г. Воронеж) состоялась Всероссийская научно-теоретическая конференция «Итоги Первой мировой войны: взгляд через столетие», на севере Франции в городке Citadelle de Doullens 26-27 мая прошел ботанико-исторический праздник «Военная флора, растения военного времени» («Florula Obsidionalis, les végétaux en temps de guerre»).

Первая мировая война остается в истории человечества одной из самой беспощадных, масштабных, кровопролитных войн, она была настоящим потрясением для Европы, «адом на земле». Жертвами этой войны стали около 19 миллионов погибших, миллионы вдов и сирот, колоссальное количество раненых и увечных – всего пострадало около 60 миллионов человек во всем мире. Общее количество солдат, участвовавших в конфликте – 65 000 000 из тридцати мировых государств. Это была очень масштабная война. Уже в 1914 г. в странах – участниках было открыто более 1500 госпиталей, раненым оказывали помощь около 100 000 медсестер, 10 500 врачей (из них 130 военных врачей), 2400 фармацевтов обеспечивали раненых лекарствами (15). Но и этих ресурсов было крайне недостаточно. В отсутствие импорта лекарственных растений, в России, Франции и других странах начинает развиваться выращивание местных лекарственных растений для нужд фармацевтической промышленности.

В Российской империи только в 1916 году были проведены экспедиционные обследования дикорастущей лекарственной флоры по выявлению ресурсов отечественных заменителей импортного сырья, широко развернулись фитохимические исследования. Однако резкого сдвига в обеспечении растительным сырьем  не наступило, Россия не смогла преодолеть лекарственный кризис (2, 6). По словам президента синдиката аптекарей Франции (Le Syndicat general de la Droguerie) А.Мишеля (А. Michel) 2/3  лекарственного растительного сырья Франция до 1914 г. получала из Германии и Австро-Венгрии, и с началом войны на фармацевтическом рынке Франции разразился тяжелейший кризис, который проявился в дефиците растений и многократном росте цен на них, падении как экспорта, так и импорта растений.. С обзором состояния сферы производтва лекраственных растений1 и препаратов из них можно ознакомиться в подробном отчете доктора Л. Белля (Beille L.) «L’industrie des plantes medicinales») (1917) (16). Декретом президента Французской республики Р. Пуанкаре от 3 апреля 1918 г. был создан комитет лекарственных растений (Comitee des plantes medicinales), в прессе также был поднят вопрос о восстановлении рынка лекарственных растений на улице Poterie возле des Halles, об организации уголков лекарственных растений в частных садах (17).

Известно, что американцы – участники первой мировой войны устраивали сады и огороды для выращивания пищевых и лекарственных растений (8), баварские солдаты III Армии разводили лекарственные растения, в частности, горечавку желтую,  в пограничной с Францией зоне (8).

Врачи столкнулись с колоссальным количеством раненых и пострадавших в результате отравлений боевыми газами солдат. Доставленные в госпиталь с большой задержкой раненые имели большую потерю крови, вынуждены были бороться с развивающейся инфекцией.  Ампутация, особенно на русском фронте, стала обычным явлением, но даже ампутация не всегда могла остановить гангренозный процесс. В русской армии катастрофически не хватало врачей, а санитары обладали слишком малыми знаниями (18).

Огнестрельные ранения вследствие физических феноменов полета пули (пульсирующая полость вокруг пули с перепадом положительного и отрицательного давления до 50 атмосфер, ударные волны) способствует обширному повреждению тканей, попаданию микробов и инородных тел на значительное расстояние от раневого канала. Под воздействием ударных волн происходят изменение свертываемости крови, коагуляция белка (19).

Своевременная (в течение нескольких часов после ранения) обработка ран, удаление омертвевших тканей, по возможности немедленное извлечение инородных тел приводила к скорейшему выздоровлению раненых, при этом часто было необходимость в растворе Дакана (Dakin), методе Карреля (Carrel),  Райта (Write), в применении антисептиков (15). В книге « Petit formulaire des antiseptiques» наряду с хлором, фенолом, борной кислотой и др. мы встречаем такие антисептики растительного происхождения как тимол, эвкалиптол, эфирное масло тмина, эфирное масло тимьяна, эфирное масло эвкалипта, гвоздики, карвол, хинин (20). В частности, показана высокая бактерицидная активность перуанского бальзама в отношении возбудителя холеры, жареного кофе, эвкалиптола как блокирующего ферменты, эвгенола, гваякола (продукта сухой перегонки дегтя) при туберкулезе, ментола (из-за нерастворимости в воде не использовать в повязках на раны), миртола для дезинфекции и дезодорирования дыхательных путей и легких (назначать в капсулах по 0.15 10-20 раз в день, хинина, тимола для обеззараживания кишечника, показана слабая активность раствора японской камфоры.

Интерес к эфирным маслам во Франции в первую мировую войну резко возрос ввиду их доказанной эффективности в военно-полевой хирургии. Благодаря своему химическому составу они обладают выраженными антисептическими свойствами. Но многие работы по медицине и медицинской парфюмерии обеззараживающих и ранозаживляющих средств в том числе применяемых в быту, были опубликованы еще до войны.

В 1887 г. на французском языке выходит книга Фридриха Вилтнера (Wiltner, Friedrich). Практическое руководство по производству мыл: общего назначения, туалетных, пенящихся, прозрачных, лекарственных, паст и эмульсий, анализ мыла» («Guide pratique du fabricant de savons : Savons communs, savons de toilette, mousseux, transparents, médicinaux, pâtes et émulsions, analyse des savons») (23). Согласно этой книге, камфорное мыло делается тщательным перемешиванием 10 частей порошка мыла и 1 части камфары, применяется при обморожениях. Гваяковое мыло обладает вяжущими свойствами. Медовое мыло (12-16 частей хорошего мыла с высоким содержанием жира и 1-4 части меда, применялось при трещинах кожи).

В 1910 г. выдающийся французский химик Рене-Морис Гаттефоссе (René-Maurice Gattefossé) (1881-1950). Занимаясь исследованиями в парфюмерии, во время взрыва в лаборатории получил ожог рук. Сняв повязки, как последнее средство он приложил эфирное масло лаванды на уже инфицированные ожоги, угрожавшие ему развитием газовой гангрены. Согласно легенде, результаты этого были поразительными – эфирное масло лаванды обладало антисептическими и заживляющими свойствами. С тех пор он посвящал часть своих исследований свойствам эфирных масел. Во время первой мировой войны теоретические выкладки Рене Гаттефоссе нашли практическое применение в военных госпиталях. Гаттефоссе активно проводил эксперименты с маслами во время Первой мировой войны,  лечил гнойные и гангренозные раны у солдат маслом лаванды. Результаты своей работы он изложил в книге «Aromatherapie», которая вышла в свет в 1937 году. В 1918 г. во время эпидемии гриппа в Испании  Гаттефоссе экспериментировал с дезинфектантом своего производства Сальвол (le Salvol) на основе смеси эфирных масел.

В 1917 году военным врачом, адьютантом Ратынским Мартином-Анжем (Ratynski Martin-Ange) была опубликована обстоятельная книга «Лечение военных ран мылом» («Traitement des plaies de guerre par le savon»). По словам автора, Доктор Бергалонн (Bergalonne), начальник вспомогательного госпиталя 292 позволил Ратынскому неограниченно экспериментировать с тяжелейшими ранеными, включая раненых с ожогами 3 степени через 6 дней после ожога и не получивших никакую первичную хирургическую обработку. В книге приводятся результаты экспериментов с мылами, проведенных Кохом (Koch) и Берингом (Behring) и др. в конце XIX в. с целью изучения противомикробной активности мыл в отношении возбудителей холеры, колибактерийных инфекций, возбудителя брюшного тифа, стафилококка. Ратынский применял мыла без каких-либо растительных добавок, смачивая ими повязки раз в 1-2 дня при инфицированных ранах, раздроблении костей, сложных переломах, разрывами тканей, проникающими ранениями суставов с воспалением, после ампутаций или резекций. Приводится состав используемого мыла. Мыло погружали в кипящую воду для получения раствора для пропитывания хлопчатобумажных бинтов для аппликаций, орошений. Даже после 4-6 недель применения мыло не оказывало раздражающего эффекта. Смоченные мылом повязки рекомендовались как очень простое и быстрое средство первичной хирургической обработки раны для профилактики развития раневой инфекции, активации лизиса некротических масс, препятствия коагуляции при контузии тканей (сильное сотрясение с кровоизлиянием). Автор подчеркивает, что сразу после ранения драгоценные часы равны дням и нередко стоят жизни больному. Поэтому надо действовать быстро эффективными способами.

Гангренозные язвы в годы первой мировой войны эффективно излечивали эфирными маслами. В госпиталях широко практиковались аппликации с эфирными маслами, для влажных повязок использовал 1%-ную масляно-водную эмульсию, для обширных ран применяли жирные повязки. При этом отмечали быстрое заживление ран, отсутствие токсических явлений и рубцов» (5). Важными достоинствам эфирных масел являются применение их в малых дозах, быстрота наступления эффекта, не только выраженные противомикробные, противовоспалительные, но в ряде случаев и обезболивающие свойства (эфирное масло лаванды, эвкалипта, шалфея, мяты, сосны, пихты и др.).  Масло лаванды способствует быстрому отторжению некротических тканей при лечении ран, язв, ожогов, по данным (14), масло лаванды могло помочь при гнойных ранах. Доктор Баттадье ( Dr Battandier de Viriville) предложил использовать масло лаванды для бальзамации трупов, как это, по его данным, раннее делалось в США (14).

Рубленые раны посыпали пеплом из травы или порошком из сушеных листьев и корней таволги (3). Наружное кровотечение останавливали с помощью трутовика лиственничного или гриба порховки.

Как указывает директор Крымского республиканского НИИ физических методов лечения и климатологии д.м.н., проф. С.С. Солдатченко, во время первой мировой войны эффективным методом лечения боевых ран – инфицированных и гангренозных ран, ожогов было применение эфирных масел растений. По его словам, при их лечении «наибольшую опасность интоксикация, возникающая из-за всасывания поверхностью ран и ожогов продуктов распада тканей  микробных токсинов. Именно здесь проявляются исключительные преимущества эфирных масел перед другими препаратам благодаря их способности соединяться с продуктами распада тканевых альбуминов, что приводит к образованию нетоксичных веществ, легко выводимых их организма. Вследствие местной нейтрализации эфирными маслами микробных токсинов ускоряется процесс регенерации тканей и заживления ран. Подобные свойства наиболее выражены у лаванды, розмарина, шалфея, кориандра, чабреца.

С 1914 г. в английской и русской армиях использовали чесночный раствор как средство дезинфекции ран, для предупреждения развития гангрены, это позволило сберечь многие жизни воюющих, так как хороший прогноз имели только легкораненые, абсолютное большинство солдат и офицеров с серьезными ранениями погибали либо на поле боя, либо на этапах эвакуации. Врачи назначали «солдатскую диету с чесноком и луком», препятствуя распространению среди раненых инфекционных заболеваний. Это было необходимо, так как были распространены дизентерия, туберкулез, брюшной тиф, менингит, столбняк, пневмония, дифтерия.

В 1918 г. выходит в свет фундаментальная книга «Ароматные растения» («Plantes à parfums et plantes aromatiques») Антонина Роле (Antonin Rolet) (14). По его словам, тимол эфирного масла тимьяна является мощным антисептиком и входит вместо фенильной кислоты в состав различных антисептических растворов («eaux antiseptiques») и медицинских мыл.

Сразу после войны в 1919 г. на факультете медицины и фармации в Лионе врач Фернан Боннор (Fernand Bonnaure) получил степень доктора медицины за работу «Очерки по изучению бактерицидных свойств некоторых эфирных масел» («Essais sur les proprietes bactericides de quelque huiles essentielles»). Эта работа была написана под руководством профессора Мореля (Morel), профессора органической химии медицинского факультета Лиона. В своей работе Боннор благодарит инженера-химика Гаттефоссе за предоставленные эфирные масла и многочисленные документы, которые значительно упростили исследования автора. Боннор отмечает, что эфирное масла лаванды и тимьяна применялись часто во время войны, и результаты их применения показались настолько хорошими, что возникла идея их более глубокого изучения. По результатам серии исследований наиболее сильными антисептиками в отношении эмульсии стафилококка в физиологическом растворе оказались эфирное масло лаванды и розмарина (розмарин сильнее камфары и борнеола), сальвол, более слабыми – гераниол, терпинеол, эвкалиптол (самое слабое вещество).

Ранения на этой войне были часто очень тяжелыми. В ходе затяжных боевых действий армейские госпитали оказались без марли, перевязочного материала, йода, ваты, резко возросла потребность в лекарствах, оказывающих антисептическое и кровоостанавливающее действие. Именно во время первой мировой войны медики-энтузиасты впервые в официальной медицине применили вместо ваты болотный мох сфагнум. По впитывающей способности сфагнум  в 2-6 раз превосходит вату, но главное преимущество – то, что он распределяет ее равномерно во всех направлениях, и только после того, как пропитается весь, выделения выступают на поверхность. Поэтому повязка меняется реже, и пациенту обеспечивается покой (21). Особенно важно это в фронтовых условиях, когда медперсонал перегружен. Еще в 1775 г. доктор Г. Берлин рекомендовал мох сфагнум для перевязки ран. Что же касается народных лекарей, то в их руках сфагнум отлично заменял роль ваты уже в XIV веке. В лечебниках восхваляется способность болотного мха высушивать «нежить» (гной), сукровицу, очищать раны и язвы, способствовать их заживлению.

Ученые заинтересовались растениями, которые вызывали сужение сосудов или повышали свертываемость крови. Еще в 1912 г. провизор Питровский обратил внимание на кровоостанавливающее действие травы водяного перца (горца), которую издавна с этой целью применяли в народной медицине. Трава была изучена профессором Военно-медицинской академии Н.П. Кравковым, который подтвердил наличие у растения кровоостанавливающего действия. Для лечения раненых в этот период применялись препараты корней кровохлебки аптечной, листьев крапивы, травы пастушьей сумки, цветков кошачьей лапки двудомной, верхушек зверобоя, травы и корней таволги вязолистной, свежий сок, а также настои и отвары тысячелистника обыкновенного. Пастушья сумка применялась в первую мировую войну в Германии для остановки кровотечений у раненых (7) как заменитель недоступных в условиях войны гидрастиса и спорыньи. На этой войне тысячелистник (традиционная «порезная трава») как кровоостанавливающее средство был включен в солдатский набор для оказания первой помощи (13). Для поддержания сердечной деятельности после остановки кровотечения, в том числе после ампутаций, при гемотораксе, вводили масло камфары (или кофеин, эфир, адреналин) (22).

Историки называют первую мировую войну «траншейной войной». Немцы готовились к этой войне более основательно, чем все остальные. В частности сильно отличались от других немецкие окопы. Они были рассчитаны на длительное время и были обустроены очень хорошо – шкафы, примитивные души и умывальники, электричество, различная мебель, включая комоды и диваны. Сами немцы шутливо называли свои окопы «полевыми отелями». К сожалению, окопы других стран-участников войны были источником небоевых потерь (2/3 солдат погибли во время боя). Отсутствие гигиены, постоянные переохлаждения, грязь, некачественная вода, сырая одежда, недостаток горячей пищи стали причинами таких нередко смертельных бедствий, как «траншейная лихорадка», «траншейная стопа» на фоне эпидемии брюшным тифом, дизентерией, туберкулезом гриппом «испанкой» и др.

Как обезболивающее применяли эфирное масло эвкалипта шарикового, это масло подавляет развитие воспалительного процесса в тканях при ожогах, «гасит горение тканей», то есть предупреждает глубокое повреждение тканей термическим фактором. Эфирные масла могли помочь и при «траншейной стопе».

Траншейная стопа (имерсионное обморожение, болезнь мокрых ног) – специфическое холодовое поражение стоп вследствие длительного (не менее 3-4 суток) охлаждения на фоне небольшой (выше нуля) температуры во влажной среде, перемежающегося с неполным согреванием охлажденных участков. Траншейная стопа впервые описана в период первой мировой войны у солдат при длительном их пребывании в сырах траншеях. В легких случаях траншейная стопа проявляется  болями в суставах стоп, парестезиями различного характера, нарушением всех видов чувствительности (болезненное онемение и др.), отечностью, покраснением кожи стоп. В случаях средней тяжести — кожа стоп бледная, восковидная, образуются сливные пузыри, наполненные желтой или геморрагической жидкостью. При тяжелой форме — формируется влажный струп, отторгающийся с выраженным нагноением и интоксикацией (омертвение глубоких тканей с присоединением инфекции, возможно развитие влажной гангрены). Во французских полковых амбулаториях в 1917 г. применяли следующие лечение траншейной стопы – постельный режим, инъекции противостолбнячной сыворотки в случае ран, возвышенное положение ног, аппликации компрессов с камфарой, внутрь — экстракт конского каштана, питье из 3 г салицилата натрия и 1 г опия, мытье ног борным мылом, паровые бани, гелиотерапия, гимнастика для улучшения кровообращения конечностей, состоявшая в долительном и энергичном поднимании руки ног под присмотром медсестры (10).

Мак уже несколько тысячелетий известен, как успокаивающее боли средство. В медицине греков он тоже играл важную роль. Как свидетельствует Гомер, Елена Прекрасная получила маковый сок от египтянки Полидамны и облегчала им страдания воинов, раненых  во время Троянской войны.  Вергилий назвал мак «латеан» — «дающий забвение». В медицинских рукописях маковый сок упоминался как напиток, заставляющий человека спать во время хирургических операций.

Кроме боевых повреждений кожи, во время первой мировой войны отмечалась высокая заболеваемость инфекционными кожными заболеваниями. Война, ухудшая условия жизни войск и мирного населения, создает многочисленные и разнообразные предпосылки для распространения среди них кожных заболеваний, отсутствие или значительное ухудшение условий, обеспечивающих поддержание личной гигиены и соблюдение обычных санитарно-гигиенических норм. Значительно большее загрязнение кожи, резкое учащение мелкого травматизма, длительное вредное влияние различных физических факторов (переохлаждение, перегревание, влажность и т.п.), воздействие химических раздражителей, не всегда регулярное питание, физическое переутомление и резкое нервное перенапряжение – вот те основные причины, которые могут способствовать развитию и распространению кожных заболеваний в войсках во время войны. Точных сведений о распространенности кожных заболеваний в русской армии за годы первой мировой войны не имеется. Согласно данным санитарного отчета по германской армии за первую мировую войну 1914—1918 гг., в тыловых частях кожные заболевания выходили на первое место по заболеваемости, в действующей армии – на третье после боевой травмы и желудочно-кишечных заболеваний. Основную массу среди страдавших кожными заболеваниями составляли лица с паразитарными (чесотка, микозы – трихофития в форме паразитарного сикоза) и гнойничковыми заболеваниями (вульгарные эктимы и др.), возникавшими или первично, или как осложнение чесотки и педикулеза.  Это в полной мере соответствует положению с кожными заболеваниями в русской армии. По материалам В. Н. Саввина, среди всех больных, кроме острозаразных и венерических, кожных больных (не считая тех, у кого имелись заболевания подкожной клетчатки) было 5,5%. Широкое распространение имели кожные заболевания и в русской армии во время русско-японской войны 1904—1905 гг.

Во время первой мировой войны в частях французской армии вспыхнула эпидемия глистной инвазии. С нею справился выдающийся французский врач и историк медицины Анри Леклерк (Henri Leclerc) (1870-1955)., применив пижму и другие лекарственные растения. Именно этому автору классических «Очерков фитотерапии» («Précis de phytothérapie : thérapeutique par les plantes françaises») французская медицина обязана возрождением интереса к фитотерапии  (Коршикова Ю.И., 2016).

В 1895 г. выходит книга «Карманный учебник добровольной медсестры» («Manuel de poche de l’infirmier volontaire (secouriste, sauveteur), délivré gratuitement à l’infirmier volontaire inscrit») – очень ценная книга с основали анатомии, физиологии органов и систем, ухода за больными, перевязки и транспортировки раненых, если учесть, что теорию и практику медсестры-добровольцы во Франции во время Первой мировой войны осваивали всего за 15 дней (7). Жизнь в лагерях, на марше, недоброкачественная вода и питье предрасполагают к кишечным коликам. В легких случаях медсестре следовало делать таким больным теплые компрессы на живот, давать пить настой аниса, мяты или дудника лекарственного.  В отсутствие врача больным с лихорадкой медсестре предписывалось давать сульфат хины на фоне легкого питания (1).

В течение 14 месяцев войны во французской армии зарегистрировано 100 000 случаев брюшного тифа.

В одних французских войсках зарегистрировано 150 000 случаев туберкулеза, из них 40 000 умерших. Высокой заболеваемости туберкулезом способствовали недоедание, еда всухомятку, плохой сон, колоссальная психо-эмоциональная нагрузка, неблагоприятные климатические условия. Многие выжившие солдаты возвращались домой с войны с туберкулезом и редко излечивались. Начиная с 1916 г. французами создаются центры по борьбе с туберкулезом, которые вели больше просветительскую, чем лечебную  работу.

С началом первой мировой войны возникли массовые психические посттравматические расстройства (боевая психическая травма). По свидетельству французских военных архивов, прежде психически здоровые люди сходили с ума и во время мобилизации на войну, и во время сражений, и после демобилизации. Это было беспрецендентное явление. Треть больных погибало в течение недели, так как не хотели и не могли сражаться, 20% окончили свою жизнь с психиатрических клиниках (4).  Проблемой становятся депрессии, неврозы, алкогольный делирий и др. особенно на фоне нехватки здоровых новобранцев и мобилизации эпилептиков, умственно неполноценных людей, людей с ранней деменцией (шизофрения еще не признана как диагноз). Как мы видим, это синдром посттравматического стресса характерен для многих военнослужащих, участвовавших в военных действиях вплоть до сегодняшнего дня. В развитии этого синдрома могут быть задействованы такие структуры головного мозга, как миндалины, гиппокамп и передняя поясная извилина коры. По данным Hostettmann K., автора книги « Les plantes médicinales dans l’Art et l’Histoire», французская армия использовала препараты на основе пассифлоры для борьбы с беспокойством у солдат (11).

Нельзя забывать и об опыте народной медицины в лечении ран. Бедные слои гражданского населения, пострадавшего в условиях войны, не имели современные антисептики, и пользовались доступными, в том числе растительными лекарственными средствами.

Во время первой мировой войны применялись лекарственные растения в условиях дефицита фармацевтических препаратов. Именно в эти тяжелые годы впервые на государственном уровне была показана необходимость создания фундаментальной научной фитотерапии, фармакологии, фармацевтики, лекарственной агрономии, лекарственной геоботаники, что и было реализовано в странах Европы и в России  в позднейшие годы.

Литература

  1. «Manuel de poche de l’infirmier volontaire (secouriste, sauveteur), délivré gratuitement à l’infirmier volontaire inscrit». Paris, 1895.
  2. Корсун Е.В., Корсун В.Ф. История фитотерапии в дерматологии. – М., 2013. — 386 с.
  3. Костюк А.Л., Чирков А.И. Военная фитотерапия (Целебная сила растений). Учебное пособие. М.: Воениздат, 2002. – 279 с. – ил.
  4. Guillemain Н., Tison S.  Du front à l’asile, 1914-1918.
  5. Солдатченко С.С., Белоусов Е.В. Ароматерапия. – Симферополь, ГП «Издательство и типография «Таврида», «Тавря», 2006. – 480 с.
  6. Федотова А.А. Российские ботанико-географы в годы «Второй отечественной». – Сб. Наука, техника и общество России и Германии во время первой мировой войны. – СПб, 2007. — С. 364-390
  7. ttps://france3-regions.francetvinfo.fr/hauts-de-france/emissions/picardie-matin/fleurs-grande-guerre-1127735.html
  8. Vernier F. Ces plantes de la guerre que l’on nomme obsidionales// Etudes Toulouses. V. 151. P. 7-19.
  9. Gasc М. Les infirmières de la Grande Guerre, les «anges blancs». 2017
  10. Regnier С. Le pied des tranchées. Controverses étiologiques// Histoire des sciences medicales. Tome XXXVIII — № 3 – 2004. Р. 315-332.
  11. Hostettmann K. Les plantes médicinales dans l’Art et l’Histoire. 2015. http://www.romedco.ch/wp-content/uploads/2015/12/Les-plantes-m%C3%A9dicinales-dans-lArt-et-lHistoire.pdf
  12. Коршикова Ю.И. Фитотерапия (по материалам лекций). – М., 2016. – 480 с.
  13. https://www.lanouvellerepublique.fr/loisirs/l-achillee-millefeuille
  14. Rolet А. Plantes à parfums et plantes aromatiques. 1918.
  15. Bonnaure F. Essais sur les proprietes bactericides de quelque huiles essentielles
  16. Revue générale des sciences pures et appliquéesBeille L. L’industrie des plantes medicinales// Revue generale des sciences pures et appliquées. 1917. T. 28. P. 637-642.
  17. Зщгк Pour le reapprovisionnemet du drogue// Hygia. Revue mensuelle d’hygiene appliqué a la sociologie. 1918. №17. 15 mai. P. 77-79.
  18. https://ljwanderer.livejournal.com/220518.html
  19. Военно-полевая хирургия. Руководство к практическим занятиям (под редакцией профессора М.В. Лысенко, 2010 г.).
  20. Adrian L.- A. Petit Formulaire des Antiseptiques. 1892.
  21. http://svcom.vologda.ru/Sphagnuminfo.html
  22. Delorme E. Précis de chirurgie de guerre.
  23. Wiltner F «Guide pratique du fabricant de savons : Savons communs, savons de toilette, mousseux, transparents, médicinaux, pâtes et émulsions, analyse des savons. 1887. 248 p.
  24. Ratynski, М.- A. Traitement des plaies de guerre par le savon, par le Dr M. Ratynski, 1917. 55 р.

 

 

Зангинян А.В., Казарян Г.С., Захарян Г.В., Овсепян Л.М. Влияние сбора растений на метаболизм фосфолипидов и процесс свободно-радикального окисления при аллоксановом диабете

 Корсун Е.В., Корсун В.Ф. Элементы фитотерапии в оказании медицинской помощи раненым на полях Первой мировой войны

Корсун Е.В. Отчет об учебе на Алтае на курсах по фитотерапии у Сергея Валерьевича Корепанова